pelerin_rus

Categories:

Павловский Посад: платочная мануфактура

Административный корпус Платочки в 2006-2007 гг.
Административный корпус Платочки в 2006-2007 гг.

Всем доброго дня, дорогие друзья!

Продолжаю цикл мини-рассказов о Павловском Посаде. Начало было вот здесь: Старообрядческое Корнево: вчера и  сегодня, а потом последовало продолжение: Городок: заклязьменская часть Павловского Посада; Павловский Посад: от вокзала до  Карповской.

С прогулки по предыдущему маршруту (по улице Карпова) можно вернуться на улицу Герцена, а затем через переулок Герцена, мимо магазина «Павловопосадские платки» выйти к улице и проезду Каляева. Мы находимся сейчас в восточной половине города. Исторически она делится на восток центра (бывшая деревня Меленки) и восточную окраину (бывшая деревня Корнево). Корневу был посвящен «нулевой пост» цикла, присмотримся теперь к Меленкам. Впервые я здесь прогулялся с фотоаппаратом почти пятнадцать лет назад (помещаю для сравнения отдельные кадры)...

Дома для рабочих фабрики, выстроенные в советское время. Явно нуждаются в косметическом, а может, и в капитальном ремонте.  Район Платочки может стать одной из точек притяжения для туристов, и если все постройки здесь будут выглядеть прилично, это пойдет только на пользу городу в целом. Лето 2020 г.
Дома для рабочих фабрики, выстроенные в советское время. Явно нуждаются в косметическом, а может, и в капитальном ремонте. Район Платочки может стать одной из точек притяжения для туристов, и если все постройки здесь будут выглядеть прилично, это пойдет только на пользу городу в целом. Лето 2020 г.

1. Обширный участок здесь занимают корпуса бывшей фабрики Лабзина — Грязнова, ныне «Павловопосадской платочной мануфактуры» (официальный адрес — ул. Каляева, 5), предприятия, прославившего город и известного во всем мире. Сохранились старинные производственные корпуса, административный корпус. Рядом — двухэтажные жилые дома советского времени.

Старые производственные корпуса. 2006-2007 гг.
Старые производственные корпуса. 2006-2007 гг.

2. Начинается история предприятия с «фабрики» павловского крестьянина Ивана Дмитриева Лабзина, основанной им в 1795 году. Почему я здесь заключил это слово в кавычки? Звучный термин не должен нас вводить в заблуждение; фабриками часто называли обычные ткацкие светелки, где использовался ручной труд. И у Лабзина изначально трудились около десятка вольнонаемных работниц, вырабатывавших платки «средней руки».

Старые производственные корпуса. 2020 г.
Старые производственные корпуса. 2020 г.

3. Около 1812 года источники отмечают платочную фабрику Семена Лабзина. Он вел дело вместе с тремя сыновьями. Небольшое заведение состояло из нескольких ручных станков, на которых вырабатывались шерстяные, полушерстяные, хлопчатобумажные ткани и платки. В 1844 году на фабрике (уже явно без кавычек!) наследников Семена Лабзина работали 400 ткацких станков и 530 рабочих; производили там одноцветные синие платки, нанку, ластик. Далее Яков Иванович Лабзин, правнук основателя фабрики, выделил свою долю наследства и организовал собственное производство. В 1853 году Лабзин и его шурин Грязнов приобрели участок земли, на котором построили новые деревянные производственные корпуса. В 1855 году организовался «Торговый дом Я. Лабзина и В. Грязнова»; стоимость годовой продукции определялась в 30 тыс. руб. В «Статистическом обозрении промышленности Московской губернии» (1856) отмечалось, что у  купца 2-й гильдии Я. И. Лабзина имелись 121 ткацкий станок, три котла, 121 рабочий, фабрика вырабатывала поплин, сатин, гроденапль.   В 1858 году кроме ткацкого производства было поставлено набивное дело — начался выпуск модных и особенно востребованных в то время шерстяных шалей с набивными узорами. 

Старые производственные корпуса. 2020 г.
Старые производственные корпуса. 2020 г.

4. В 1860-х годах на фабрике работали 400 рабочих и на стороне — до 1000 человек, платки на обшивку отдавались на дом. Годовой оборот предприятия уже приближался к 1 млн руб. Яков Иванович Лабзин даже учредил банк! Он был влиятельнейшим лицом в городе, его портреты висели во всех общественных учреждениях в широких золотых рамах, подобно царским портретам. В народе город полушутя называли «Лабзинский посад». В мае 1861 года Лабзин направил прошение о даровании ему потомственного почетного гражданства. На следующий год пристав рапортовал городской ратуше: «купец сего посада, 1-й гильдии Я. И. Лабзин, и состоящие в семействе его совокупно неразделенном капитале жена его Акулина Ивановна, тетка Анна Евсеева и прижитый с купцом Андреем Семеновым сын их Сергей и жена его Настасья Петрова возведены в Потомственное Почетное гражданство». 

Старые производственные корпуса. 2020 г.
Старые производственные корпуса. 2020 г.

5. Об успехе набивного производства говорит малая серебряная медаль, полученная в 1865 году «за ткацкие и набивные смешанные изделия» на Московской выставке русских мануфактурных произведений. В 1872 году годовой оборот предприятия перевалил за 1 млн руб. На фабрике имелись три паровых котла, паровая машина, 200 набивных станов, печатная машина. В год вырабатывалось 600 тыс. платков, 100 тыс. кусков ситца. Вскоре после кончины Я. И. Лабзина фирма реформировалась в «Товарищество мануфактур Я. Лабзина и В. Грязнова»; основной капитал составил 1,5 млн руб. О. Я. Лабзина, В. Н. Грязнов и И. А. Елагин стали директорами товарищества, в собственность которого в соответствии с уставом перешла фабрика «со всем пассивом и активом... со всеми принадлежащими к ней фабричными жилыми и нежилыми строениями, машинами, инструментами, аппаратами, складами материалов, запасами товаров, землею, лесными дачами и торфяными болотами, находящимися в Московской губернии Богородского уезда, и лавками в Нижнем Новгороде и Урюпинской станице...». Дело велось с размахом!

Старые производственные корпуса. 2020 г.
Старые производственные корпуса. 2020 г.

6. Впоследствии на фабрике были установлены паровая машина, запарные камеры. Ручные ткацкие станки заменялись механическими, сооружались первые кирпичные производственные здания. В 1910-х годах годовой оборот предприятия достиг 4 млн руб.; в производстве было занято более 2 тыс. человек. Товарищество имело свои лавки и склады в Москве, Харькове, Ростове, Омске, Ташкенте и даже сбывало товар в Персию. Интенсивный рост сказывался и на благополучии работников. Состоятельность павловопосадских рабочих могла быть различной — это зависело от квалификации и домашних обстоятельств. Но вот на платочной фабрике иной набойщик мог иметь солидный двухэтажный каменный дом. В разных селах и городах женщины носили павловские платки, на базарах и ярмарках купцы продавали редкостной красоты товар. Платки славились, получали медали на промышленных выставках. Еще в 1881 году Я. И. Лабзин получил звание поставщика великой княгини Александры Петровны «с правом иметь на вывеске вензелевое изображение имени Ея Императорскаго Высочества». В 1882 году торговый дом вновь был отмечен серебряной медалью Всероссийской художественно-промышленной выставки, в 1889 году — бронзовой медалью Всемирной промышленной выставки в Париже. В 1896 году на Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде платки заслужили высшую награду — Большой Герб и право изображения государственного герба на вывесках и этикетках. 

Административный корпус Платочки в 2020 г. Убрали решетки на окнах!
Административный корпус Платочки в 2020 г. Убрали решетки на окнах!

7. Однако становление известной марки — это непростой и длительный процесс. Павловские платки 1860-х годов не выявлены ни в одной музейной или частной коллекции. Вероятно, в то время они еще мало отличались от платков московских мануфактур, рисунок и тех и других составляли восточные орнаменты. Из известных сегодня наиболее ранними являются изделия 1870-х годов. Специалисты точно определяют их по наличию с обратной стороны платка фабричной маркировки — особого клейма-штампа с указанием предприятия и времени изготовления платка. В рисунках шалей 1870-х годов также преобладали восточные узоры, но уже появились цветочные орнаменты, расцвет которых пришелся на 1880-е годы. В 1880-е годы в набойке шалей начали использовать яркие и более дешевые анилиновые красители, позволяющие воспроизводить насыщенные по цвету платочные композиции. Так начался процесс «демократизации» павловского платка. Шали широко распространились не только в дворянской и купеческой среде, но и среди мещан и зажиточных крестьян. В конце XIX века окончательно сформировался стиль павловского платка, когда продолжалось изготовление шалей с восточными узорами, но исключительной популярностью пользовались шали, декорированные цветами. 

Новое здание торгово-выставочного центра народных промыслов. 2020 г.
Новое здание торгово-выставочного центра народных промыслов. 2020 г.

8. Мода на павловопосадские платки не проходит уже более двухсот лет. К их безусловным достоинствам относятся натуральные материалы, из которых они изготовлены.  Ежегодно «Павловопосадская платочная мануфактура» выпускает около  тысячи видов шалей, платков, шарфов, кашне, палантинов, скатертей  из натуральных волокон: шерсти, хлопка, шелка, льна. Художники фабрики находятся в постоянном творческом поиске, создают новые, современные модели. В мае 2005 года ОАО «Павловопосадская платочная мануфактура» «за выдающиеся заслуги в сохранении и развитии национальных традиций отечественного декоративно-прикладного искусства» была награждена орденом Слава России. Предприятие развивает свою розничную торговую сеть. Более  180 специализированных магазинов под единым брендом «Павловопосадские  платки»  обслуживают покупателей по всей России. А в 2020 году рядом с фабрикой построено здание торгово-выставочного центра народных промыслов. К сожалению, пока что пандемийные напасти и строгие карантины не позволили проводить здесь массовые мероприятия, но, наверное, автобусы с туристами — дело ближайшего будущего...

Каталоги платочной мануфактуры разных лет.
Каталоги платочной мануфактуры разных лет.

И еще один интересный момент. Текстильная промышленность — это, конечно, не черная и не цветная металлургия, но тоже не самое чистое производство. Так вот, позади производственных корпусов устроен узкий и длинный пруд с говорящим названием «озеро Тухлянка» (озеро, не больше, не меньше!). Именно сюда сбрасываются стоки с фабрики. Очень хорошо, что не в Клязьму и не в Вохонку. Честно говоря, за двадцать с лишним лет знакомства с городом никогда не купался в этих речках, но пикники на их берегах проводить случалось, причем сидели с удовольствием...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic