pelerin_rus

Categories:

Егорьевск. Часть первая

Всем доброго дня!

Сегодня  речь пойдет о Егорьевске, это еще один подмосковный город, расположенный к юго-востоку от столицы... Мой старый  рукописный дневник (май 2005 года) скупо напомнил о первой поездке туда. Оказывается, главной целью тогда была обувная фабрика: «В магазинчике распродажи при фабрике купил четыре пары детской обуви... Посмотрел старинную городскую застройку. Посетил историко-художественный музей...»  И пятнадцати лет не минуло, как созрело решение узнать город поосновательнее. 

Данный пост написан по результатам двух поездок: февральской и дополнительной июльской. Соответственно, и фотографии тоже снимались в разное время года, и из двух фотосетов я отобрал лучшие. Но  и в первый, и во второй раз я получил небольшой подарок судьбы. Тогда, в 20-х числах февраля, стояла потрясающая, почти невероятная для этих дней и для наших широт погода: голубое небо, сухо, солнечно, бесснежно, довольно-таки тепло. Да и во второе воскресенье июля было неплохо — не будем забывать про капризное лето средней полосы. 

1. Откуда вообще взялось название города? В духовной грамоте князя Василия Темного (1462) упоминается село Высокое. Оно именовалось так из-за расположения на высоком правом берегу реки Гуслицы (вот ее отрезок на фото). В писцовой книге 1577 года указано «село Высокое на речке на Гуслице, а в нем церковь Егорей страстотерпец» (то есть церковь Георгия Победоносца). Наличие церкви и объясняет появление второго названия; в более поздних источниках находим село Егорье-Высокое/Высоцкое или просто Егорьевское. При матушке Екатерине проходила, как известно административная реформа. Указом от 24 августа (4 сентября) 1778 года императрица повелела в новом Рязанском наместничестве (позже губерния) село Высокое преобразовать в уездный город Егорьев. Уже через год-два в законе о гербах и в материалах Генерального межевания город упоминается как Егорьевск. И так жил себе поживал уездный городок, в Рязанскую губернию входил (за компанию с Зарайском и совсем тогда еще сельскими Луховицами). И лишь после революции, в 1922-м, перекинули его в губернию Московскую (с 1929 года — область).

2. И в первый, и во второй раз прибыл я в Егорьевск на автобусе № 325 с  автовокзала от станции метро «Котельники». Другой вариант (если у вас, конечно, нет машины) — существует регулярное  автобусное сообщение с Воскресенском, а там имеется  железнодорожный вокзал. Ну и вариант экзотический, для упрямых и любознательных: есть и прямое железнодорожное сообщение с Москвой, но электрички с Казанского вокзала и обратно ходят всего три раза в сутки!

В первый раз доехал от автовокзала на местном автобусе  №3 до центра города и от центра уже метался по окраинам; во второй раз дошел до центра пешком, фиксируя объекты, пропущенные ранее.   В феврале уезжал обратно на электричке до «Выхино» (вот она, станция «Егорьевск» на фото, существует-таки в природе!); в июле свалял дурака и вместо обычных двух часов промаялся в автобусе до «Котельников» три с четвертью (пробки в районе Гжели в воскресенье вечером — испытание не для слабонервных). Для удобства читателей я выстрою некий условный маршрут, привязанный к карте города, по принципу от «вокзала к центру и от центра к ближайшим окраинам».

3. Итак, пешочком от автовокзала топаем по Западной улице, доходим до ТЦ с супермаркетом «Лента», выходим на Советскую улицу и двигаемся по ней. На нечетной стороне ее вот такие образчики раннесоветской застройки. (Если вы все же пользуетесь автомобилем, сверните с Егорьевского шоссе на дорогу, ведущую через Игнатово, Ефремовскую, Новый, и точно также попадете на центральную улицу города).

4. А на четной — современные многоквартирные дома, к счастью, малоэтажные. В Егорьевске, во всяком случае в исторической его части, вообще нет ни одной многоэтажки, на пешехода не давят железобетонные монстры.

5. Далее перед нами — парк культуры и отдыха «Пегас», известный  также как Бардыгинский сад (Советская ул., 36). Сад основан еще в 1875  году городским головой, фабрикантом Никифором Михайловичем Бардыгиным.  Он стал  у руля городского самоуправления в 1872 году и пробыл на этом  посту 29 лет. Состояние уездного центра тогда не внушало оптимизма:  земли  расхищались,  торговля велась как в старину с передвижных лавочек, царила антисанитария, пожары истребляли  застройку. Бардыгин сумел благоустроить Егорьевск: при нем был сооружен  водопровод, создана пожарная команда, построены храмы, открыты училища,  упорядочены земельные дела и торговля.  Никифор Михайлович  не забыл и о досуге для земляков —  так на окраине города появился парк  с аллеями и фонтаном (как водится, «не сохранился»).  Здесь  устраивались гулянья, играл духовой оркестр, назначались свидания. Ныне  парк «Пегас» является, как пишут городские ресурсы, «основной площадкой  для проведения городских праздников под открытым небом, фестивалей,  детских игровых программ».

6. Вход в парк в июле был абсолютно свободным, но, к своему изумлению, я не застал в нем ни одной живой души. Аттракционы не работали, не звучала бодрая музыка из репродукторов, никто не торговал у входа квасом или мороженым (как это я регулярно вижу в Павловском Посаде, например). Все на дачах, на огородах? Либо — «не доели, так доспим?»

7. Неподалеку, на углу с Владимирской улицей, находится центр культуры и досуга «Пегас» (Советская ул., 39а).

8. Но мы пока что поворачиваем направо и двигаемся вниз, по Профсоюзной улице. На ней много всего интересного. Вот на углу с улицей Энгельса деревянный домик с необычным окном в полстены. Это приемная губернатора Московской области. Наверное, прибыв туда, губернатор или его представитель хорошо сможет разглядеть в такое окно страждущих егорьевцев...

9. А вот в этом доме (Профсоюзная ул., 4) учился Георгий Иванович  Благонравов (1896-1938). Он родился в семье чиновника; учился на юрфаке Московского университета, а в годы Первой мировой стал прапорщиком. Примкнул к партии большевиков, в октябре 1917-го являлся комиссаром Петропавловской крепости. Служил в органах ВЧК-ОГПУ, находился на хозяйственной работе. Бурное время выдвигало таких ярких, незаурядных личностей; Благонравов предсказуемо был репрессирован в конце тридцатых... Сейчас здание занимает городской комитет по образованию. 

10. Преспокойно еще можно встретить вот такую деревянную частную застройку (Профсоюзная ул., 18).

11. А на нечетной стороне улицы (Профсоюзная ул., 23) — семиэтажный кирпичный жилой дом, для Егорьевска почти небоскреб. Необычно оформлены лестничные балконы — они ограждены бетонными решетками, образующими сквозной узор, снизу доверху. Напомнило отдельные южные регионы или национальные автономии России.

12. Сильно вытянутое по фасаду здание средней школы № 2 (Профсоюзная ул., 24). Похоже, скорее, на качественный новодел, стилизацию под бардыгинские постройки.

13. И вот перед нами комплекс зданий  (Профсоюзная ул., 32-34), остроумно прозванных Егорьевским Хогвартсом. Как и многое в городе, он обязан своему возникновению фабрикантам Бардыгиным — уже упомянутому Никифору Михайловичу и его сыну Михаилу Никифоровичу (1864-1933). Михаил Бардыгин учился в Егорьевской прогимназии (ул. Советская, 71/17), в открытии которой большую роль сыграл его отец, потом в Москве, в Лицее цесаревича Николая (Катковском лицее, ныне это здание Дипакадемии, ул. Остоженка, 53/2, стр. 1). Затем  продолжил промышленное и торговое дело отца. Незадолго до смерти Никифор Михайлович просил сына закончить обустройство Троицкого монастыря и открыть в Егорьевске новое училище. В 1906 году Михаил Никифорович направил в городскую думу письмо,  известив о готовности финансировать строительство учебного заведения технического профиля. Комиссия городской думы нашла целесообразным открыть в Егорьевске низшее механико-электротехническое училище с пятилетним сроком обучения. В училище предлагалось принимать на конкурсной основе мальчиков тринадцати-пятнадцати лет любых сословий и вероисповеданий.  

Михаил Никифорович стал пожизненным попечителем училища и сделал первый взнос на строительство в сумме 200 000 рублей. Городская дума постановила присвоить училищу имя своего попечителя, но Бардыгин предложил ходатайствовать о присвоении учебному заведению имени цесаревича Алексея. Торжественная закладка здания состоялась 14 мая 1907 года, в день пятидесятилетия промышленного дела Бардыгиных.

Всего лишь за два года на берегу Гуслицы под руководством архитектора Ивана Тимофеевича Барютина поднялись новые корпуса в стиле английской викторианской готики. Особенно красив был главный корпус (на фото выше и ниже), на торце его выбили надпись: «Родному Егорьевску —  Бардыгины. 1857-1907». 

14. Теперешняя Профсоюзная улица, которая вела от созданного Бардыгиным-старшим монастыря к сооруженному по его заветам училищу, тогда именовалась Бардыгинской. Напротив училища, на месте прежнего болота, разбили ботанический сад с аллеями и прудом (ныне тут подзапущенный Технический сад). В июне 1909 года  император Николай II дал согласие на присвоение училищу имени цесаревича и принятие учебного заведения под его покровительство. Бардыгин-младший обеспечил училищу хорошую материальную базу. Были приобретены паровая машина швейцарского завода братьев Зульцер, динамо-машина и дизельный двигатель германского производства, книги для библиотеки. В училище изучались слесарное, токарное и литейное дело, электротехника. Первый директор училища, инженер В. М. Леднев, побывал в Германии, где знакомился с постановкой технического образования.

После революции училище было преобразовано в станкостроительный завод-техникум «Комсомолец». В начале 1930-х  завод и техникум стали  самостоятельными организациями. В постсоветское время на базе техникума возникло новое учебное заведение —  Егорьевский технологический институт имени Н. М. Бардыгина Московского государственного технологического университета «Станкин».  

15. Здание института, да и весь комплекс, находятся в плачевном состоянии. Надпись-посвящение Бардыгиным теперь даже не угадывается на фасаде главного корпуса... А вот этот красно-кирпичный корпус уже и не относится к институту. Ранее тут было общежитие для учащихся, а теперь работают поликлиника и женская консультация.

16. Далее мы видим дома, в которых некогда располагались квартиры преподавателей. Сейчас это просто обычные жилые дома с обычными городскими квартирами. 

17. Но давайте заглянем в подъезд. Нет, это не исторический район Петербурга, это Егорьевск! Дома, к сожалению, обветшали, как и учебные корпуса, и включены в государственную программу реконструкции.

18. На заднем дворе вот такие симпатичные сарайчики, тоже привет из бардыгинской эпохи. Их бы подлатать чуток, крыши заменить, только и всего...

Хочу сделать одно общее пояснение по поводу фотографий всего этого комплекса. Егорьевский Хогвартс был одной из главных целей моей июльской поездки. Но, оказавшись на месте, я немало был огорчен, что не додумался заглянуть сюда в конце февраля. Почему? Да потому, что учебный корпус и бывшее общежитие очень протяженные по длине своих фасадов. Фотографировать их нужно целиком, с другой стороны улицы (отдельно можно доснять вблизи детали и фрагменты), но теперь делать это мешает густая листва старых деревьев. Хорошо хоть старинные ограды не так высоки и не изготовлены из профлиста... Пришлось производить съемку впритык, в узком дворе учебного корпуса, предварительно спросив разрешения. Строгая пожилая садовница и молоденький охранник (единственные представители администрации в выходной день) не сводили с меня глаз в процессе всей съемки. А бывшее общежитие, ныне поликлинику, снимал, практически повиснув на ограде. И вот — что получилось, то получилось...

19. А чуть ниже Егорьевского Хогвартса, почти напротив угла с улицей Благонравова, скверик, в котором расположен памятник станкостроителям, павшим в боях Великой Отечественной. Правее скверика — проход к Егорьевскому станкостроительному заводу «Комсомолец», который неожиданно оказался жив (не знаю, насколько здоров), поскольку входит теперь в челябинский холдинг «Первая станкостроительная компания».

20. Ну что же, возвращаемся в сторону Советской улицы, поднимаясь вверх по Профсоюзной.   Любопытство заставило меня свернуть влево и пройти вдоль узенькой здесь Гуслицы по Набережной улице. Перед нами — бывшие корпуса меланжевой фабрики. Красильно-отделочная фабрика Н. М. Бардыгина была построена еще в 1882 году  как добавочное производство для покраски тканей самоткацкой фабрики. Однако, как и многие текстильные производства Центральной России, она не пережила череду бесконечных «реформ». Еще несколько лет назад здесь были руины, по которым лазали сталкеры, выкладывая отчеты в сети. Сегодня здесь офисы, магазинчики, базарчики... «Светофор», «Пятерочка», все, что угодно...

21. «Оригинально, господа!» — сказал бы поручик Ржевский. Табличка слева от двери: «Егорьевский судебный район. Судебные участки 42-46». И над крыльцом огромная вывеска Wildberries. Госпожа Бакальчук уже назначает районных судей? Как говорится, большому кораблю — большое плавание...

22. И только воины-меланжисты молча взирают на дела своих непутевых потомков, неплохо научившихся торговать, но разучившихся многое делать своими руками.

23. На улице Меланжистов — тишина и спокойствие, уютные домики радуют глаз. Вот только и здесь разномастные заборы из профлиста (урбанисты негодуют!).

Поворачиваем на улицу Энгельса, снова на Профсоюзную, выходим на Советскую. Перебегаем на ту сторону по светофору. К центру города двинемся чуть позднее; ЦКиД «Пегас» остается по правую руку и пока что наш путь лежит к безымянной площади-развязке.

24. Слева по пути — раннесоветская четырехэтажка, на торце её — стихи Владимира Маяковского из поэмы «Хорошо!». С лозунгом не поспоришь. Правда, тульская поэтесса Валентина Белевская интерпретировала его так: «Отечество славлю, которое есть, // Но трижды – которое было». И дальше много горечи, и в конце: «Зарплаты хватает едва на «поесть», // Что ж, Родина, ты натворила? // И всё-таки ты и была мне, и есть // Судьбою мучительно-милой».

25. Сама площадь — с круговым движением, и довольно оживленным, сюда сходятся Профсоюзная, Владимирская и Старополевая улицы. В центре ее, на «островке», стоит стела, напоминающая, что мы находимся не где-нибудь, а именно в Егорьевске. Стела вызывает неоднозначную реакцию у горожан. Основная претензия: «Зачем столько металла? Мы разве металлурги?»

26. И вот перед нами Троицкий Мариинский монастырь; вход в него — с Владимирской улицы, а на заглавном фото поста — вид со стороны Старополевой. Место, на котором расположена обитель, в старину принадлежало городскому кладбищу.  Женский монастырь был основан Никифором Михайловичем Бардыгиным в 1900 году  по завещанию его супруги Марии. Первой настоятельницей стала сестра Бардыгина, игуменья Олимпиада. При ней и сложился уникальный монастырский комплекс, завораживающий своим великолепным архитектурным исполнением. Келейный корпус, богадельня, ограда с воротами и башнями,  хозяйственные постройки и, конечно, Троицкий храм  входят в число главных достопримечательностей города.

27. Храм Пресвятой Троицы построен на средства Н. М. Бардыгина еще в 1880-1883 годах (архитектор  И. Т. Барютин), то есть до учреждения монастыря и первоначально выполнял функции кладбищенского. К пятиглавой кирпичной церкви пристроена шатровая колокольня. Популярный в то время  псевдорусский стиль придает храму внешнюю нарядность; окна украшены наличниками в виде кокошников. В свое время звонница состояла из пятнадцати колоколов, а фасад колокольни украшали большие музыкальные башенные часы.  Внутренняя отделка храма, выполненная в традициях XVII века, напоминала роспись теремов при царе Алексее Михайловиче. Даже плитку для пола специально изготовили в Санкт-Петербурге, а для иконостаса привезли древесину крымской яблони.

28. Судьба Троицкой Мариинской обители в послереволюционную эпоху оказалась печальной, хотя и вполне предсказуемой. Почти всех сестер репрессировали и выслали из города. Колокольня была полностью уничтожена, и сейчас перед нами ее более скромная реплика. В самой церкви вплоть до конца девяностых работал досуговый клуб. Только в  1999-2000 годах храм вернулся к верующим. Женский монастырь вновь учрежден в 2008  году, при нем работает воскресная школа. Как в храме, так и на территории продолжаются реставрационные работы. Ломать, как известно, не строить, второе занимает обычно куда больше времени...

29. Чуть дальше по Владимирской улице находится Егорьевский авиационно-технический колледж. Мемориальная доска на одном из корпусов сообщает нам, что «в 1921-1923 гг. здесь жил и учился Герой Советского Союза Валерий Павлович Чкалов».  Прославленный летчик-испытатель совершил в том числе беспосадочный перелет из Москвы через Северный полюс в Ванкувер (американский, не канадский).  Скорее всего, под словом «здесь» подразумевается просто училище, поскольку все постройки явно смахивают на послевоенные.

30. Можно сразу не возвращаться на Советскую улицу, а от монастыря, вдоль стены его, дойти до еще одной площади-развязки, которая именуется площадью Красной Армии. На углу стоит вот такой одноэтажный домик, где работают одновременно отдел детского творчества ЦКиД «Пегас» и одновременно клуб «Активное долголетие». Старость и младость в одном флаконе! 

31. Двигаемся дальше по улице Карла Маркса (подобные названия, как ни странно, еще не редкость в городах России, особенно в малых и средних). А там, если и не по Марксу, то уж точно всё идет по русской поговорке. У кого-то, увы, суп жидкий...

32. ...А у кого-то, понимаешь, жемчуг мелкий...

33. И вот, миновав все эти факты уездной жизни, доходим до старообрядческой церкви Святого Георгия Победоносца (ул. Карла Маркса, 42). Белоснежный с золотыми куполами храм теснится среди заурядного жилого сектора. История его очень непростая. Места эти, как и в целом восток и юго-восток Подмосковья, характерны сильным влиянием старообрядчества.  Вот и в Егорьевске стоял древний храм оппонентов Никона, но в 1851 году по решению властей был закрыт. В 1882 году старообрядческая община при поддержке купцов Брёхова, Клопова и Князевых выстроила новый каменный двухэтажный дом для молений; внешний вид его не должен был отличаться от жилых домов. И лишь после манифеста Николая II о веротерпимости храм был украшен пятиглавием и колокольней с благовестом в 500 пудов. Увы, в 1936 году храм закрыли, колокольню и пятиглавие разрушили, вся утварь исчезла, а здание стало использоваться под Дом пионеров. (Ну вот зачем? Хорошая, наверное,  идея — Дом пионеров, но разве мало было в городе «экспроприированных» особняков?)

34. В 1996 году первый старообрядческий митрополит Алимпий благословил восстановление храма, начались  длительные реставрационные работы. И только в 2007 году третий старообрядческий митрополит Корнилий освятил возрожденный храм, а в 2019-м — вновь построенную колокольню! К сожалению, по-настоящему путевых снимков с ровной перспективой в этих закоулках сделать не удалось; вот это основной объем церкви, вид сбоку, но без колокольни (она видна на предыдущем кадре).

35. Еще несколько минут, и перед нами появляется величественный белоснежный собор Александра Невского (пл. Александра Невского, 1). Маленькое кирпичное здание перед ним — это крестильная церковь Серафима Саровского (Пионерский пер.) Строился собор довольно долго, с 1874 года (архитекторы Н. Н. Венс и А. С. Каминский), конечно же, как отмечает мемориальная доска, «усердием» егорьевского городского головы  Н. М. Бардыгина. И лишь в 1897-м  храм был освящен епископом Рязанским и Зарайским Мелетием. 

36. Полагаю, большинство гостей города, да и многие егорьевцы подходят к собору со стороны Советской улицы и площади Александра Невского. Отсюда можно сделать эффектные кадры, но надо учесть, что колокольня загораживает основной объем храма, поэтому неленивым и любопытным стоит все же обойти его сбоку и сзади, со стороны Пионерского переулка и улицы Карла Маркса...  Кстати, колокольня была построена лишь в 1914 году на средства М. Н. Бардыгина (архитектор   —  не раз упомянутый выше И. Т. Барютин). 

Послереволюционная судьба собора была непростой; в апреле 1941 года местные власти вообще решили переоборудовать его в кинотеатр, но не успели, навалились военные заботы. С 1946 года храм вновь отдали верующим. Тогда же регент  С. С. Холмогоров создал соборный хор. Местные традиции церковного хорового пения соблюдаются и сохраняются до сих пор. Ведущие художники Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова взялись за научную реставрацию росписи собора (руководит проектом Л. Ю. Яснова). Иконы воссоздают по старым фотографиям в иконописной мастерской  в Мстере (С. Н. Сухов).

Во второй, заключительной части обзора, прогуляемся по центральной части Советской улицы, по улицам Октябрьской и Парижской Коммуны и, конечно, по Соборной площади (бывшей Советской). 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic