pelerin_rus

Categories:

Егорьевск. Часть вторая


Всем доброго дня!

Сегодня возвращаемся в Егорьевск и двигаемся по Советской улице к самому центру города. Осматриваем три площади, а также улицы Октябрьскую, Парижской Коммуны, частично Александра Невского и некоторые другие уголки.

1. В сквере недалеко от детской музыкальной школы (ул. Советская, 38/1) установлен памятник жертвам политических репрессий. В не столь уж крупном Егорьевске ( в начале 1930-х здесь было 36 тыс. жителей, сегодня — 72 тыс.) 737 человек осуждены по наговорам, из них 80 человек расстреляны, остальные сосланы. С времен хрущевской оттепели и до наших дней все они были реабилитированы (сейчас в Егорьевском районе их проживает 115 человек). Возле памятного знака регулярно проводятся митинги и памятные мероприятия. 

2. Главная улица города здесь выглядит очень даже цивилизованно: фонари «под старину», тротуары, вымощенные плиточкой (привет московской мэрии).  Конечно, отдельные дома еще нуждаются во вдумчивой реставрации.

3. Далее по обеим сторонам улицы пространство со сквериками, именуемое Музейной площадью. На четной стороне вот такая креативно оформленная автобусная остановка. Ее бы еще не мешало регулярно подметать в выходные дни, не дожидаясь утра понедельника, вроде бы одно из «центровых» мест города...

4. Здесь же находится краеведческий отдел Егорьевского историко-художественного музея (ул. Советская, 58/11). Он размещен в двухэтажном доме, ранее принадлежавшем купцу Кулакову.  Перед открытием музея здесь работала школа-восьмилетка № 17. Не помню, почему у меня не сохранилось фотографий этого здания от зимней поездки — возможно, они получились противосолнечными.  Но на сей раз меня ужасно расстроило состояние дома — грязный, пыльный фасад, окна заколочены. Даже не стал выяснять, работает ли отдел.  А главное, все подходы были оккупированы собаченьками немалых размеров (это только часть из них). Братцы, это все совсем не дело...

5. На нечетной стороне Музейной площади ситуация получше, там мы видим уютный скверик с памятником Давиду Ивановичу Хлудову (1822-1866), фабриканту и благотворителю, городскому голове. (Июльское и февральское фото.) Хлудовы для Егорьевска не менее значимая фамилия, чем Бардыгины. Вот только неясно, отчего Бардыгины пока не удостоились памятников, лишь только мемориальных досок. 

6. На углу улиц Советской и Лейтенанта Шмидта (д. 71/17) расположено здание бывшей Егорьевской мужской прогимназии, созданной при активном участии Бардыгина-старшего. Мемориальная доска напоминает нам, что в 1881-1882 годах здесь учился Игорь Эммануилович Грабарь (1871-1960) —  художник, реставратор, искусствовед, музейный деятель. Многие современные историки искусства неоднозначно относятся к деятельности Грабаря, вспоминая его активное участие в массовой продаже русских художественных ценностей за границу в 1920-1930-х годах. А современники дали этому незаурядному художнику нелестное прозвище Угорь Обмануилович Гробарь, намекая на его способности приспосабливаться и хорошо устраиваться в жизни при любой власти... Ну а здание прогимназии ныне занимает Пенсионный фонд.

7. Перебегаем по зебре узенькую улочку Лейтенанта Шмидта. Перед нами — Егорьевский историко-художественный музей (ул. Советская, 73/20), он занимает бывший дом (1850-е, 1914) лесопромышленника Никитина. В «провинциальность» экспозиции  даже не верится, она воспринимается как филиал Исторического музея на Красной площади. Сам интерьер впечатляет не меньше: два этажа, восемь залов, мраморная лестница, расписанные узорами стены и потолки.

Основой коллекций музея послужило собрание «Русская старина» Бардыгина-младшего. Еще в 1909 году в так называемом Бардыгинском клубе (ныне это заброшенный и заколоченный дом по ул. Карла Маркса, 26/28) открылась  бесплатная библиотека-читальня для служащих бардыгинских фабрик.  При ней существовал музейный отдел.  Михаил Никифорович начал собирать коллекцию редких вещей под влиянием Постниковых, своих московских родственников, владельцев антикварного магазина «Былое» на Тверском бульваре, и Бахрушиных, подаривших столице Театральный музей. В 1911 году, когда в музейном отделе накопилось около 3000 предметов, на его базе был создан отдельный музей, частный и бесплатный.

8. После революции он возобновил свою работу как Егорьевский музей древностей (1922), с 1946 года —  краеведческий музей. Опыта и кадров явно не хватало, многие экспонаты испортились от неправильного хранения, часть была расхищена, часть отдана в московские и ленинградские музеи. Во время войны  все экспозиции свернули и перевезли в неохраняемый храм Александра Невского. После войны собор открыли для богослужений, а под музей отдали дом  Кулакова (о нем см. выше). Однако из-за нехватки площадей огромное число экспонатов пылилось по подсобкам и продолжало расхищаться. В 1989 году для размещения сохранившихся коллекций Бардыгина музею был передан полуразрушенный особняк в центре города. 

В советское время на первом этаже дома размещались магазины «Обувь» и «Рыба», неотапливаемые торговые склады с земляным полом. На втором этаже одно время находился городской отдел народного образования, а затем ясли имени Клары Цеткин ! В конце 1970-х сгорела угольная котельная, ясли закрыли, второй этаж опустел. В кровле зияли огромные дыры, влага насквозь пропитала стены и перекрытия; рамы сгнили, потолок угрожающе провис, местами обвалился, не было отопления, коммуникаций, по стенам зияли трещины. И это центр города! Лишь в сентябре 1999 года после колоссальных трудов и невероятных ухищрений музейщиков здание было отреставрировано и приспособлено под музей. В феврале 2000 года еженедельник «Аргументы и факты» посвятил этой длительной эпопее  отдельную статью под названием «Чтоб построить свой музей, объегоривай князей». А в 2010 году Егорьевский историко-художественный музей вошел в тридцатку лучших музеев Европы — стал номинантом на премию «Европейский музей года-2010» и получил диплом за высокое качество своей работы.

Вы спросите, а где же фотографии роскошных музейных залов? К сожалению, в этот раз катастрофически не хватило времени нас столь увлекательное занятие. Да и масочно-перчаточный режим как-то напрягал. Что же, возможно, понадобится третья поездка в город...

9. Ансамбль центральной площади города, до революции Соборной, затем успевшей побывать Советской и снова ставшей Соборной. Сейчас большая ее часть представляет собой просто место отдыха горожан. Она вымощена плиткой, здесь разбит обширный сквер, а в фонтанчиках-шутихах в жаркую погоду радостно плещется детвора (привет площади Юности в Зеленограде).

10. Однако история этой  площади, ныне  уютной и спокойной, полна драматизма. Прежде здесь стоял белокаменный Успенский собор, построенный (1826-1839) в стиле ампир на пожертвования горожан по проекту архитектора О. И. Бове. Четырехстолпный пятикупольный храм  с боковыми портиками и многоярусной колокольней  имела четыре придела: Успенский, Никольский, Георгиевский и Алексиевский. Высота колокольни составляла 71 метр, храм вмещал до 5000 верующих. Собор был беспощадно взорван 17 апреля 1935 года... Иногда говорят, что уничтожение собора лишило Егорьевск возможности войти в список городов «Золотого кольца России». Я бы с этим вполне согласился... 

11. Памятник В. И. Ленину работы  скульптора  Г. Д. Алексеева был установлен в Егорьевске в 1927 году. Сама скульптура совсем небольшая, буквально в человеческий рост, в ней нет какого-то подавляющего величия, она немного обыденна, что не совсем привычно. Рассказывают, что скульптор ваял образ практически с «натуры», основываясь на зарисовках вождя, сделанных в его кабинете. Изначально памятник был расположен на площади Ленина (ныне пл. Памяти). На Советскую (Соборную) площадь его перенесли после того, как взорвали Успенский храм и центру города потребовалась новая доминанта (что не очень-то и удалось, на мой непросвещенный взгляд). Проект преображения площади принадлежал художнику Г. И. Колобанову . В советские годы здесь проводились шествия и демонстрации, митинги и народные гуляния. К постаменту памятника была пристроена трибуна для городского начальства. Интересно, многие ли из гулявших по площади 1 мая и 7 ноября, получив праздничные продуктовые наборы, вспоминали об уничтоженном храме?

12. Вот эта красота называется коротко и обыденно — лавки общественные (ул. Советская, 77а). История их такова. В 1873 году по инициативе городского головы Н. М. Бардыгина  на центральной площади  было решено построить каменные лавки для торговли. Строились лавки не только из эстетических соображений, но и из санитарно-гигиенических: ведь прежде торговля велась прямо на улице, иногда в очень неприглядных условиях. Каменные лавки сдавались торговцам в аренду, а площадь украсилась двумя добротными, построенными в одном стиле зданиями. В советское время в одном из зданий находилась контора «Союзпечати», сейчас здесь располагаются различные магазины.

13. Второе здание, как пишут краеведы, было отдано под продовольственный магазин, но в девяностые годы полностью снесено новым собственником. Городские власти предъявили претензию владельцу и тот пообещал восстановить точную копию лавки. Возможно, кто-то из егорьевцев меня просветит, вот этот явный новодельчик (ул. Советская, 82а), занимаемый ныне офисом банка, и есть «восстановленное здание»? Наиболее удачное фото, в силу особенностей освещения на тот момент, получилось с торца.

14. Рядом с площадью есть еще два интересных объекта, оба стоят на углах улиц Советской и Парижской Коммуны.  Первый (ул. Советская, 87-89/11) был построен еще в 1820-х годах фабрикантом Князевым, а затем перешел во владение Никифору Михайловичу Бардыгину. Реконструирован в начале XX века и до наших дней сохранился именно в таком виде. Нарядность зданию придают наличники, карнизы и рустовка. Разнообразна композиция здания: нижняя часть сделана из камня и решена в стиле классицизма, верх имеет парадный вид и выстроен в стиле модерн.  В угловой части здания нижние стены утолщены,  здесь располагались кладовые и хозяйственные помещения... Сегодня здание занимают в основном различные подразделения горадминистрации.

15. «Глаза в глаза»  ему стоит бывшее женское училище (ул. Парижской коммуны, 14, или 14/91). По распоряжению императрицы Марии Александровны в Егорьевске, как и во многих российских городах, открылась школа для девочек (1862). Предприниматели Хлудовы выделили на благоустройство учебного заведения приличную по тем временам сумму —  300 рублей. С 1878 года школа стала называться Егорьевским женским приходским училищем. Курс обучения сначала был двухлетним, затем — четырехлетним, позднее — пятилетним. К 1896 году училище насчитывало уже 300 учениц. Однако вот это просторное здание для него было возведено лишь  в 1904 году. В советское время школа постепенно перешла на десятилетний курс обучения. Первый выпуск десятиклассников состоялся в 1938 году. Во время Великой Отечественной войны в школе базировался госпиталь, а затем сюда вернулось образовательное учреждение. Сейчас здесь размещается гимназия № 10. Мне было интересно найти вход в гимназию, и оказалось, что основной-то вход не с парадного фасада по улице Парижской Коммуны...

 16. ...а со стороны куда менее помпезной улицы Карла Маркса. Собственно вход в гимназию был надежно перекрыт металлическими воротами. А из соседнего колоритного дворика, куда я прошел через подворотню, открывался вот такой вид на новодельную пристройку к старинному зданию женского училища и плакат «Здравствуй, школа!»

17. К концу 1830-х — началу 1840-х годов на площади были выстроены церковные лавки, составлявшие единый архитектурный ансамбль с Успенским собором. Как по четной, так и по нечетной стороне можно увидеть стоящие дугой двухэтажные здания; большинство их выглядят вполне аутентичными, местами смущают лишь расцветка отдельных фасадов и новорусские крыши с мансардами. Стоит поработать и с дизайн-кодом вывесок. Сейчас в этих домиках расположены магазинчики, кафешки, ресторанчики. Не стану агитировать за или против тех или иных предприятий общественного питания, скажу лишь, что голодным путешественник в Егорьевске точно не останется. Но вот, скажем, пицца здесь несколько не дотягивает до той, что нам с сыном довелось отведать в Гостином дворе Гусь-Хрустального во время январской поездки.

18. Покидаем Соборную площадь и по мосту через Гуслицу направляемся в самое начало улицы Парижской Коммуны.

19. Вдоль реки раскинулись корпуса бывшей фабрики Хлудовых. Семья фабрикантов Хлудовых внесла огромный вклад в развитие и становление текстильной отрасли Егорьевска, да и всей Центральной России. Это были меценаты, библиофилы, широко образованные люди, их труды не раз отмечались международными наградами. Ныне отреставрировано главное здание фабрики и башня с часами, выстроенная по типу лондонского Биг-Бена (ул. Парижской Коммуны, 1Б). Остальные корпуса фабрики находятся в состоянии вялотекущего восстановления. Практически на всех зданиях сохранились остатки внешнего декора, характерного для эпохи зарождения промышленного модерна. Сегодня здесь работает компания ЕТЕКС («Егорьевский текстиль»), поставляющая ткани для рабочей и специальной одежды,  среди корпоративных клиентов —  нефтяники, газовщики, угольщики, металлурги и  машиностроители, а также различные силовые структуры. Как свидетельствует мемдоска на небольшом административном корпусе советских времен, в 1949 году фабрика, тогда «Вождь пролетариата», за свои успехи была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

20. В 1895 году Хлудовы построили народное училище, которое, по счастью, живо-здорово, но дает свет знаний юным егорьевцам уже как  Георгиевская начальная гимназия (ул. Тельмана, 13). 

21. А мы возвращаемся в сторону Соборной площади, и, не доходя до нее, поворачиваем направо, на улицу Октябрьскую. Моя полиция меня стережет и не велит превышать скорость (ул. Октябрьская, 45). 

22. Сегодня здесь выдают госномера, и больше нет ничего интересного. А в годы первой русской революции в доме (ул. Октябрьская, 44) работал резчиком по дереву писатель и революционер Иван Андреевич Козлов (1888-1957). Казалось бы, ну и что такого, еще один большевик? Но дело в том, что Козлов был очень мужественным человеком. Война застала его в клинике знаменитого Авербаха, где он лечил глаукому. Имея очень плохое зрение (инвалидность 2-й группы), Козлов фактически возглавил подпольное движение в оккупированном нацистами Крыму. Его легендировали то агента в Рыбакколхозсоюзе, то как сапожника. Ясно, что в тех условиях любой неверный шаг мог стоить жизни...

23.  Перед нами бывшая богадельня  (ул. Октябрьская, 48), построенная в 1862 году мануфактурщиками Хлудовыми, Алексеем Ивановичем и Герасимом Ивановичем. Все было устроено, как в традиционной монастырской  больнице — два этажа, полуподвал, коридорная система с палатами по обеим сторонам (они были рассчитаны примерно  на 100 коек). На втором этаже прежде размещалась небольшая церковь Михаила Архангела, которую венчала граненая  главка в форме колокола. Здание, как говорят историки архитектуры, построено в стиле необарокко. Но сейчас это не барокко никакое, а скорее «баракко». Дом сильно запущен, стоит заброшенный и закрытый. Некогда красивая ограда с каменными воротами также потрепана и обшарпана. Сзади сделана позднейшая пристройка, в которой размещен туберкулезный диспансер (не стал выяснять, функционирует ли он сегодня). Когда фотографировал задний фасад дома, спотыкаясь о кочки на заросшей лужайке, из окошка не без труда высунулась корпулентная охранница и строго поинтересовалась, кого же это я ищу и что именно снимаю.  «Хлудовскую богадельню», — разведя руками, отвечал я на вполне очевидный вопрос.

24. На углу улиц Октябрьской и Александра Невского (ул. Октябрьская, 85/9) — бывший трактир Кабанова. Был ли чем-то славен сам господин Кабанов, выяснить мне пока не удалось. Но вот именно в трактире Кабанова в 1907 году проходило собрание  уполномоченных от рабочих, которые избрали выборщиком во II  Государственную Думу Григория Петровича Конина. 

25. Поднимаемся вверх по улице Александра Невского. Вот этот деревянный дом на кирпичном фундаменте, с широкими окнами, оформленными резными наличниками (ул. Александра Невского, 15), известен как городская усадьба (1890-е годы) купца-старообрядца Сергея Филипповича Дудочкина, гласного Егорьевской  городской думы.

26. А неподалеку, в скверике, установлен памятный знак в честь ликвидаторов аварии на ЧАЭС. Порой кажется, что чуть ли не в каждом городе, в котором мне довелось побывать, есть памятник героям-чернобыльцам. Сколько же их было на самом деле?

Поднимаемся к уже знакомой нам по первой части площади Александра Невского, поворачиваем налево, снова на Советскую улицу. Проходим небольшой квартал, и перед нами площадь Памяти...

27. На нечетной стороне (если брать дома по Советской ул., то между 119 и 121) установлена стела с фигурой солдата. У подножия памятника горит Вечный огонь. В дни памяти здесь выставляется почетный караул, проводятся митинги, возлагаются цветы.  

28. А на четной стороне (между домами 120 и 126) — Мемориал Славы с такой вот впечатляющей и нестандартной для райцентра рельефной композицией...

Ну что, кажется, на сегодня всё? Закончен маршрут по городу, выстроенный автором этого блога возможно и прихотливо, и произвольно, но все же в соответствии с  некой внутренней логикой. «Безлошадных» путешественников ждут электричка до станции «Выхино» либо до Казанского вокзала, а может, автобус до жутковатых психоделичных новостроек Котельников, которые являют собой такой контраст с малоэтажным, неторопливым, почти провинциальным Егорьевском.

Хочется услышать мнение жителей Егорьевска, вообще знатоков города по поводу этих двух постов. Возможно, автор в чем-то допустил неточность, ошибся. Есть ли еще в пределах исторического Егорьевска, уголки, достойные внимания? А на окраинах? Стоит ли прогуляться вдоль Гуслицы — в черте города или даже на всем ее протяжении?

  • Мое впечатление о Егорьевске скорее положительное. Город имеет большой, практически еще не раскрытый потенциал в качестве туристического центра востока и юго-востока Подмосковья. Конечно, стоит для начала привести в порядок все улицы исторического центра, а не только одну Советскую, несколько площадей и переулков. Понятно, что средств города и района на это едва ли хватит. Должна появиться областная, а то и федеральная программа. Еще лет двадцать назад шла речь о создании специального туристического маршрута «Москва —  Гжель —  Егорьевск —  Гусь-Хрустальный» со своей инфраструктурой. Но тут нужна заинтересованность сразу двух подмосковных районов, да еще Владимирской области. Воз, по-моему, и ныне там, до Егорьевска и Гуся по большей части добираются упрямые и сильно интересующиеся путешественники-индивидуалы. А ведь такой маршрут — это новые рабочие места для местных жителей.

 Но выход есть всегда, не так ли? Главное — любить свой край и работать на его благо не на словах, а на деле...






Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic